Киевская семья судится с банком пуповинной крови

Источник: http://podrobnosti.ua/podrobnosti/2010/08/02/705664.html

Киевская семья подала судебный иск к одному из банков крови. Еще до рождения дочери они заключили договор на сбор и хранение пуповинной крови. Но воспользоваться биологическим материалом для лечения тяжело больного ребенка так и не смогли. Кровь оказалась инфицированной. Алла Щелычева выясняла подробности этого дела.

У ребенка будут серьезные проблемы с почками. Об этом врач предупредил Оксану еще на 5-м месяце беременности. Тогда на семейном совете решили – нужно сохранить пуповинную кровь. Надежду на успешное лечение родителям дарили вот такая реклама и рассказы консультантов из “Гемофонда”. Но все сложилось иначе. Через месяц после родов – телефонный звонок из банка крови. “Ваш образец инфицирован” – это все, что сообщили родителям.

Оксана Егорчева, мама больного ребенка:

– Мені сказали – так сталося. Нібито форс-мажор. Який форс-мажор?! Це просто порушення норм, медичних, санітарних, яких завгодно.

Инфицированную кровь в “Гемофонде” утилизировали. А родители отправились в суд. Их малышке уже удалили одну почку. Оксана уверяет: из-за небрежности банка крови они потеряли уникальный шанс на лечение дочери.

Ольга Скорина, руководитель юридического департамента Всеукраинского совета защиты прав и безопасности пациентов:

– По условиям договора исполнитель несет полную ответственность за качество оказываемой услуги. Услуга состояла из комплекса работ по сбору крови пуповинной, по ее транспортировке, по сепарации стволовых клеток, и в дальнейшем по криосохранению.

Ольга Скорина представляла интересы пострадавшей семьи. В суде требовали денежной компенсации. Но служители Фемиды вынесли решение в пользу банка крови. Там и сейчас как аргумент приводят мировую статистику. От 5 до 10 % пуповинной крови – инфицировано.

Андрей Лахтуров, генеральный директор “Медицинского центра “Гемафонд”:

– Мы не производим забор крови, в данной ситуации мы полагаемся на третьих лиц, коими являются врачи. Они его провели, что там возникло на этапе забора, ну вполне возможно было инфицирование.

При этом версию о заражении во время транспортировки в банке крови даже не рассматривают. Мол, у них все условия стерильности соблюдены. А работать с материалом представители “Гемофонда” начинают только после того, как получают его на руки. Тогда же наступает и их ответственность. Об этом якобы сказано в договоре.

Адвокат настаивает – под словами “организация забора крови” подразумевается следующее.

Сергей Антонов, адвокат, директор “Центра медицинского права”:

– Наша задача – обеспечить информационную поддержку, предоставить ту упаковку, которая соответствует, которая обеспечит наиболее стерильное состояние, безопасность этого образца. А что происходит дальше в данном случае, до транспортировки, это ответственность по сути заказчика.

Дочь Оксаны появилась на свет в этом столичном роддоме. Пуповинную кровь здесь и собирали вот в такой контейнер. Завотделением уверяет: процедура проста – ее сделает любой акушер-гинеколог. И заразить кровь при этом невозможно.

Олег Маланчук, завродильным отделением роддома №7:

– Они собираются в такие контейнеры, они закрыты герметически, и нет контакта персонала с кровью непосредственно, то что мы там переливаем куда-то или что-то еще, нет. Плохо, что кивют на нас, плохо. Это неправильно, это попытка, наверное, отвести удар от себя.

Когда на самом деле произошло заражение пуповинной крови – установить вряд ли удастся. Образца уже нет. Выходит, что из-за одного слова в договоре “организация”, ответственность полностью ложится на заказчика, то есть родителей. А они уже не смогут прийти в роддом и заново собрать пуповинную кровь. Ведь это можно только один раз, сразу после появления ребенка на свет.